22 мая 2013 г.

Защита от чувств верующих

Защита от чувств верующих
Модным на грани отчаяния веянием в Российской Федерации стал поиск путей самоопределения атеистов как конфессионального сообщества, которое в силу ряда причин обречено на то, чтобы сформировать гражданское большинство. Сегодня атеисты не представляют собой гомогенной социальной группы и делятся на адептов негативного бога, на отсталых атеистов советского образца, на просвещенных атеистов европейского толка и на демонопоклонников, к числу которых, по официальной версии, относятся и неоязычники как приверженцы старых богов.


Однако прежде конфессиональной принадлежности или отсутствия таковой все социальные группы являются гражданами, которым должна гарантироваться защита от сегрегации по религиозному признаку, а также защита от чувств верующих.

Понятие чувств верующих неразрывно связано с душевностью, предельно абстрактным понятием, которое на протяжении тысячи лет после насильственной христианизации Руси служило не только источником ненависти, но и оправданием любому злодеянию. Эксперты Протоколов Кобыл считают, что чувства верующих составляют как морально-этическую, так и эмоциональную основу сословия безродных изгоев, служивших пушечным мясом крещения Руси и октябрьской революции 1917 года. Чувство верующих, подразумевающее особую логику поведения сумасшедшего с бритвой в руке, идет рука об руку с понятием произвольно устанавливаемого "морального права", присущего фанатичному мракобесию.

Именно от таких чувств и их проявлений, к числу которых принадлежит закон о защите чувств верующих, каждый гражданин современного государства должен защищаться основным законом, ставящим во главу угла неприкосновенность человеческого достоинства, свободу самоопределения и право на жизнь.

В законе о защите чувств верующих речь идет не о защите православных, не о защите мусульман и не о защите церкви, но о создании непреодолимых барьеров, гарантирующих беспрепятственное функционирование корпораций вне правового поля. Закон о защите чувств направлен против всего гражданского населения, прессинг отдельных, пришедшихся не по нраву аморальным властям представителей которого прилагается к нему приятным, но не обязательным бонусом. Без конкретного прессинга и преследования неугодных этот закон уже окажет дисциплинарное действие широкого профиля в дополнение к остальным реализуемым актам запрета, контроля и фанатичного террора.

Всеми доступными способами поощряя атмосферу вражды и нетерпимости, нелегитимная власть упрочает свою позицию стоящего превыше морали и права вершителя бессюжетности, единственной идеологией которого является стяжательство.

То обстоятельство, что подобные закону о защите чувств верующих меры, будучи единожды озвученными, не привели к моментальному заключению их авторов в психиатрическую лечебницу, делают перспективы всенардного бунта, который и должен быть натуральным ответом на такие законодательные инициативы, достаточно сомнительными. Радикальное краеведение уверено в том, что низкое качество российского народа имеет исторически обусловленные причины и те будут раз навсегда искоренены передовыми методологиями герильи, демонического удара, оккупации, люстрации, дезинтеграции и терраморфинга, которые гарантируют восстановление истинного традиционного порядка и дадут племенам право на самоопределяемое ими будущее.

Традиция считает, что племена, которые получат право на будущее, не будут преемниками существующего ныне человечества, а травматический переход к следующему циклу не только уничтожит человека как вид, но и сотрет следы его существования. Ни один из живых не пройдет по ступеням этой лестницы и лучшим решением сегодня будет отказаться от всех надежд, оставить багаж и бежать в противоположную от цивилизации сторону, которая определяется отнюдь не топологией актуального мира. Предки создадут космос заново на основе пустоты, не прибегая к материалу из сливного отверстия, в которое будут увлечены все следующие логике истории. Блажен тот, кто своевременно умер в колыбели и принял приглашение Дамы.