Конец всеобщего образования

Современное европейское образование, когда речь идет о всеобщей школе, ставит во главу угла формирование личности, способной к полноценному осуществлению своих гражданских обязанностей и претворению прав в рамках актуального общественного договора. Методологии бесконфликтного сосуществования с себе подобными в этом образовании сочетаются с воспитанием навыков решения назревших конфликтов и потенциально опасных ситуаций. Приветливая западно-европейская улыбка входит в число навыков, которые со школьной скамьи получает молодой европеец - слушатель обязательного курса прикладной конфликтологии.

В Российской Федерации сегодня ситуация со всеобщим образованием признана достаточно плачевной для того, чтобы "педагоги били тревогу". Однако, эксперты Протоколов Кобыл не считают, что деградация науки, искусства и образования, в том числе школьного, произошедшая, как считается, за годы после распада СССР, является противоестественной и не обусловленной реалиями последних сотен лет.

В период после насильственной христианизации Руси система образования претерпела необратимую деградацию, благодаря чему в последние столетия существования царской России образование низших сословий было окончательно отдано на откуп фанатичным религиозным дельцам, целеполагание которых строго соответствовало надобностям империализма, не нуждавшегося в просвещении универсального и самовоспроизводящегося пушечного мяса. Народные массы, проходившие циничный инструктаж в церковно-приходских "школах", с успехом ставились под ружье, к станку или к бедняцкой сохе. С высшим образованием, которое систематически и достаточно креативно копировало западные образцы, ситуация обстояла значительно лучше, что объяснялось мягким безразличием нелегитимных властей к перспективам потенциально опасного развития личности. Раб, который уже находится под ружьем, у станка и у сохи, с большой вероятностью не вкусит плодов просвещения, предназначенных для иностранцев и избранных приспешников режима.

С трансформацией беззащитного молодого человека в послушного исполнителя идет рука об руку так называемая дисциплина, видную роль в которой исполняет дух соревновательности. Вездесущий дух соревновательности, как правило, связанный с соревнованием на время, неотъемлем от военного порядка, но в бескастовых обществах он навязывается всем слоям населения. Быстрая починка автоматического оружия, зарядка обоймы, употребление спиртного на дружеской пирушке, скоростное решение головоломки, распиливание бревна и забег по дорожке стадиона являются элементами военной подготовки и они уместны в военном походе. Уклон в соревновательность, не будучи компенсируемым систематическим воспитанием навыков разрешения конфликтных ситуаций и адекватного реагирования на бытовые проблемы, с неизбежностью влечет за собой повышение градуса всеобщей вражды и готовности к ее эскалации.

Общеизвестно, что советская (миф о бесплатности которой Протоколы Кобыл развенчали в статье о "Реально Платной Церкви") система образования была ориентирована, как и система образования царской России, на воспитание армии лояльных рабов, с юных лет приучающихся к действию в условиях человеконенавистнической тюремно-лагерной иерархии. Широта горизонта знаний и свобода индивидуального развития были чужды этой системе и представляли собой основанные на персональной или родительской инициативе исключения, реализация которых была возможной в Москве и Ленинграде, являвшемся "культурной столицей". Врата наук и искусств были прочно закрыты для подраставшего в провинции поколения, которое уверенно определялось как "потерянное". Груз абстрактных "универсальных" знаний, подвергать которые критике подрастающему человеку запрещалось под страхом общественного осуждения, формировал ажурную канву или матрицу, пропитываемую идеалами послушания и беспрекословного преклонения перед наделенной властью инстанцией или ее персонификацией.

Врожденным пороком советской системы образования являлось изначальное отсутствие педагогического состава, который после октябрьской Революции почти целиком выехал зарубеж. Оставшиеся единицы квалифицированных преподавателей в последующие годы были нещадно истреблены. Выбывшие замещались новыми кадрами, в спешном порядке набранными из среды рабочих и красноармейцев, что определило качество советского образования - так же, как и все народное хозяйство, оно стало попыткой имитации образцов, известных из дореволюционной российской или актуальной зарубежной практики.

Имитация известных из практики образцов, которой подменялось строительство совершенно новой системы, радикально противоречило революционной парадигме. Доктрина окончательного Удара предусматривает тщательный контроль за тенденциями подражания, к которому могут быть склонны лентяи и идеологические скопцы, великим напряжением всех своих сил избежавшие люстрации. Мы не можем себе позволить допускать подобных роковых ошибок и должны наиболее ощутимым образом пошатнуть саму парадигму всеобщего образования, чтобы оно оставалось с переломленным хребтом на все те десятилетия, которые потребуются для упрочения традиционных возрастных моделей, в том числе моделей воспитания.

Традиция считает период жизни человека разделенным на конкретные возрастные сегменты, каждый из которых определяется ритуалами возрастной инициации. Так же, как понятие "всего человечества" проиворечит догмам радикального краеведения, современная модель "человека" далека от той стройной системы перекликающихся соответствий, обрядовых циклов и метафизических прорывов, которую представляет собой традиционный человек - представитель своего рода и полномочный делегат власти демонического Предка. Наиболее нечеловечный, то есть в трайбалистской терминологии "не являющийся истинным человеком" человек - это человек крайне молодой и не прошедший юношеской инициации. Ребенок в родо-племенном анклаве должен отделяться от семьи и всего общества, чтобы воспитываться в индифферентной среде сверстников под управлением механизированных воспитателей, роль которых любезно согласятся исполнить искусственные спутницы - великолепные и сладострастные ревнительницы истинного трайбализма.