Лес со всех сторон

Лес для современного европейца, в особенности проживающего в черте города, представляется "отдельным элементом" сельского пейзажа. Мы привыкли к понятию "опушки", которая в нашем разумении, подобно берегам озера, ограничивает "лесное насаждение", локализующееся в пространстве "где-то" за полями и среди холмов. Для современного городского жителя лес отличается от парка степенью неприбранности и, так же, как и парк, он не гомогенен среде обитания.

Подобное отношение к лесу, сложившееся в последние столетия, нельзя не принимать во внимание, когда речь заходит о том отождествлении топологий леса и нави, которое характерно для первобытного мировосприятия. Ведь, исходя из современного взгляда на должное диспозиционирование обжитого ареала и леса, было бы трудно понять, почему данная диспозиция сообразуется с противопоставлением корабля и окружающего его со всех сторон моря.

Именно "окружение со всех сторон" было характерно для аутентичного европейского леса. Лесная опушка, вплотную примыкавшая к обжитому ареалу, окружала деревню, формируя естественную зеленую изгородь, имитация которой впоследствии, по мере культурного, в том числе сельскохозяйственного и скотоводческого расширения космоса и оттеснения хаоса, легла в основу городской стены.

Существенного расширения окультуренной территории человек добился достаточно поздно и первобытная диспозиция деревни и леса сохранялась вплоть до позднего Средневековья, что следует иметь в виду всякий раз, когда речь заходит об изучении источников европейской демонологии, не в последнюю очередь ориентирующейся вокруг мифа Дикой Охоты.