Милитаризация космоса

Милитаризация космического околоземного пространства была поставлена на повестку дня в период Холодной войны, когда, благодаря неуемной имитации деятельности, присущей советским вождям, термоядерное уничтожение человечества считалось делом самого ближайшего будущего. Протоколы Кобыл уже разъясняли безопасность радиации, когда рассказывали о чистой зеленой энергии. Так же, как и радиоактивное заражение, угроза ядерной войны в течении полувека формировала эффективный дисциплинарный механизм в рамках целой цивилизации.

Однако, жизнь учит тому, что даже самые отъявленные выдумки пропаганды имеют обыкновение девальвироваться. Происходящую по мере систематического повторения инфляцию стереотипов удается компенсировать привнесением элемента новизны, пугающей сенсации, информационного повода, который, должным образом взбудоражив общественность, возвращает уверенность в нерушимости общих интересов народа и власти.

Таким поводом с первой половины 80-х годов прошлого столетия стала северо-американская программа СОИ ("Стратегическая Оборонная Инициатива", англ. "Strategic Defense Initiative"), которая, заимствовав ряд приемов популярной научной фантастики, получила известность как "Программа звездных войн". Однако, еще начиная с 50-х годов возможность военного использования околоземного пространства и поверхности ближайших планет была достаточно несомненной для того, чтобы становиться предметом конспирологических изысканий, предпринимаемых на кухне - излюбленной площадке диспутов не только интеллигенции, но и широких слоев населения советской империи. Одним из народных суеверий являлась вера в наличие на борту советских орбитальных станций механизмов полной нейтрализации боевых носителей и боеголовок вероятного противника.

С точки зрения Традиции, концепция внеземного пространства и полетов в воображаемом межпланетном континууме, которые в русском языке обозначаются термином "космонавтика", представляет собой фэнтезийную теорию, основанную на романтизации и неверном прочтении традиционных представлений о космосе как целостности среды обитания. Понятие планеты Традиция рассматривает как непосредственным образом относящееся к обозначению долины, представляющей собой основу и центр действительности родо-племенного человека. Именно милитаризацию космоса как пространства родного края выносят на повестку дня группы вдохновленных словом Кобыл демонопоклонников.

Приморские Партизаны или Партизаны Нави, точку зрения которых уже транслировали Протоколы Кобыл, считают своей идеологической основой парадигму Ночного Воинства. "Каждый партизан и каждая партизанская соратница - это ночной демон, управляемый военной целесообразностью," считают Партизаны Нави. "В ту или иную ночь каждого боевого товарища избрали и наложили клеймо, иных способов стать Партизаном Нави не существует." Пока милитаризация всего населения для нас оказывается делом сомнительным или таким, которое может быть решено в обозримом будущем правовыми методами, эти люди уже определились с приоритетами, четко сформулировав в своем сознании догматы милитаризованного космоса.

Стать частью этой группы могут только палеоазиаты, как правило, проживающие на территории севера Евразии, хотя и представителям аутентичных американских племен путь в Партизаны Нави открывают при наличии рекомендательного письма. Чукчи, якуты, тувинцы, калмыки, угро-финны нордического типа (самоеды, лапландцы и смешанные норвежцы) составляют сплоченный костяк сообщества партизанов. Доведется вам встретить среди них и японцев, выходцев из Китая, и даже корейцев. Много реже заезжают "гастролеры" - туземцы Австралии и Новой Зеландии, на которых остальные партизаны поглядывают с уважительной опаской - это серьезные ребята, они за словом в карман не полезут, однако, быстро учатся и вскоре уже с улыбкой читают вслух Конституцию, обретают навык взвешенной апелляции к гражданским правам. Лучшая жизненная школа, считают партизаны, это совместный военный поход в ночную герилью.

Партизаны уверены в том, что весь милитаризованный космос подразделяется на военные округи трех типов, из которых первый лежит внутри зоны обитания племени, второй его окружает, а третий находится вне первого и второго. Каждое существо из тех, что населяют космос, если оно способно держать оружие, обязательно выстрелит и нанесет сокрушительный удар в следующем акте. Если существо все еще не одержимо местью, гневом и хулиганскими побуждениями, то его одержимость - это только вопрос времени. Все объекты космоса представляют собой элементы милитаристской машины, в которую, как в полное боевое облачение, одевается пустота.

"Освободим от большевистской, православной и путинской заразы приморскую полосу по северному и восточному краю в 100-150 верст вглубь материка. На то мы и приморские. А во внутренних землях пусть уже разбираются древляне да дольчане (жители долин)." - Смеются партизаны, угощая корреспондента Протоколов Кобыл традицонным молоком важенки. У этих суровых людей есть чему поучиться - они знают, как окружить и рассечь, как вытеснить силу противника, как посеять в рядах нечестивцев сильное паническое настроение. "На то мы и носим клеймо гиппоморфных демонов и демониц нави." - Эти слова произносятся уже серьезно, в гробовом молчании.