Право на оружие

Право на оружие, которое не является конституционной нормой в большинстве государств этого мира, неотъемлемо от реализации права на самоопределение и идет рука об руку со своим консортом - правом на восстание, без которого право на гражданское оружие нивелируется до уровня тех бытовых или житейских предпочтений, что обусловлены проблемами прикладной конфликтологии. Весьма невысокого уровня риторика, которая естественно следует из намеренного или неподотчетного абстрагирования права на оружие от контроля над произволом властей, может быть подвергнута резкой и вполне оправданной критике. Осмысление права на оружие вне парадигмы восстания является непродуктивным.

Сопротивление угнетению есть следствие, вытекающее из прочих прав человека. Угнетение хотя бы одного только члена общества есть тем самым угнетение всего общественного союза. Угнетение всего общественного союза есть тем самым угнетение каждого члена в отдельности. Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность. (Французская Декларация прав и свобод человека и гражданина, 2, 33-35)

...если какой-либо государственный строй нарушает эти права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй. (Декларация независимости США, преамбула)

Если другие возможности исчерпаны, все немцы имеют право на сопротивление каждому, кто предпримет попытку ниспровергнуть этот порядок. (Конституция ФРГ, 20, 4)

A well regulated Militia, being necessary to the security of a free State, the right of the people to keep and bear Arms, shall not be infringed. Должным образом устроенный институт Народного Ополчения, будучи необходимым для безопасности свободного Государства, подразумевает неприкосновенность права людей на хранение и ношение Оружия. (Вторая поправка к Конституции США)

Проблемы преступности и бытового конфликта относятся к области штатной работы полиции, которая в современных условиях успешно справляется со своими задачами безотносительно наличия или отсутствия права на гражданское оружие. При этом теория и практика показывают, что врожденным пороком любой власти, в том числе избранной конвенциональным демократическим путем, является склонность к сотрудничеству с одиозными силами и организациями, к сворачиванию демократических свобод и к пересмотру конституционного порядка с перспективой тирании, геноцида и всяческих пыток, направленных на уничижение человека. Отошедшее ко сну невооруженным население рискует проснуться в государстве, которое окончательно потеряло страх.

Попытки решить проблему правовыми методами, строгостью законов и крепостью гражданского правового сознания в ряде европейских государств предпринимаются с достаточной эффективностью. Однако, безоружное население находится в стратегически проигрышной позиции на фоне обладающих всеми милитаристскими ресурсами властей, которые, таким образом, оставляют "задел на будущее", на тот день, когда ситуация потребует резкой смены курса и применения непопулярных мер. В том случае, если власти захотят полностью истребить своих подданных, невооруженному народу останется только капитулировать и приступить к изнурительной неравной борьбе методами регулярной герильи.

Баланс, благодаря наличию которого государство "не теряяет страха перед народом", должен основываться на взвешенном исследовании текущего уровня технологического и культурного развития. Владелец гражданского, равно как и охотничьего оружия нивелируется до невооруженного человека, когда в дуэли против него применяется боевой вертолет. Соображения порядочности и здравого смысла требуют признать, что по мере наращивания военной мощи с одной стороны, для ее сдерживания необходимо методичное усиление другой. Ведь именно парадигма сдерживания в конечном счете ставится во главу угла правом на оружие в мирное время. Когда в мирное, равно как и в военное время государство утрачивает доверие со стороны народа, то прежней власти надлежит быть уничтоженной путем вооруженного восстания, а новой верифицированной четким пониманием вызовов реальности.

Основой взаимодействия идеального (трайбалистского) государственного строя со своими подданными является полномочное представительство властей искусственными спутницами, вхожими в каждый дом, в каждый лес, в каждое озеро, на каждую горную вершину и на каждое облако. Учитывая то обстоятельство, что базовым дисциплинарным инструментом, который использует искусственная спутница, по известным причинам (среди которых на первом месте стоит гуманность) является удар электрическим током, населению родо-племенных анклавов должно быть дружелюбно предписано иметь при себе аналогичное оружие. Такое оружие было известно человеку с глубокой древности - это электрический скат. Планомерное разведение электрических скатов в приусадебных прудах и ношение этих прелестных рыб в специально скроенном наплечном мешке раз навсегда гарантирует счастливое сосуществование трайбалистской комендатуры и населения.