Спазмы холодного вещества

Иногда их путают с приезжими, но они, хоть и происходят не отсюда, ниоткуда сюда не приезжали. Их вытащили из преисподней и на их лицах, в манере стоять и просто смотреть - смотреть прямо перед собой - в одежде и в цвете волос еще теплится или, что вернее, ледянится невыразимый ужас. Сырая мать-земля выплюнула бесформеные кусочки глины в антропоморфные каверны мира сего и ее творения предстали подобиями людей, но в действительности людского в них куда меньше, чем в человекоподобных машинах, потому что машины, как и глиняные големы, не лишены целеполагания, в то время как существование "приезжих" обусловлено безумным спазмом холодной материи, помыслы которой бесконечно далеки даже от нее самой.

"Приезжие из ниоткуда" далеки от того, чтобы быть мигрантами в том общественно-политическом и геостратегическом смысле, какой вкладывает в это понятие современная культура, потому что топология, которая их породила, несовместима с топологией актуальности и является в буквальном смысле не пространством, но веществом. Что касается границ, имеющих существование в актуальной топологии, то такому "приезжему" вовсе не приходится иметь с ними дела, поэтому он может (если мы в иллюстративных целях допустим наличие у бездушного вещества собственных предпочтений) становиться на позицию так называемого преждевременного изоляционизма, то есть изоляционизма, реализуемого в обход других обязательных условий революционного удара.

Если бы холодное вещество пожелало, оно стерилизовало бы лоно природы без того, чтобы кто-нибудь успел заподозрить неладное. Весовые категории неравны настолько, насколько это невозможно. В случае открытой конфронтации с холодной материей, надлежит безотлагательно развернуться и бежать. Наращивание массы "приезжих" в этом мире вплотную подводит к концепции "планеты, которую мы потеряли".

Пока еще существуют очаги "как бы человеческой" цивилизации, к которой мы привыкли настолько, что отказываемся признавать очевидное, но за стенами ее немногочисленных укреплений свирепствует безмолвие - тихие, холодные потоки омывают улицы, унося с собой фонарные столбы, обрывки газет, осколки стеклотары и клочки шерсти домашних животных. Договориться с безмолвным веществом нельзя - вся его лояльность по отношению к вашему окруженному частоколом островку зиждется на том, что вы считаете понимание двухсторонним, и просуществует ровно столько, сколько потребуется для случайного стечения обстоятельств, которые направят беспорядочную волну в вашу сторону.

Не только органическое существование, но и любого рода воплощение в этом мире в высшей степени бесперспективно. Это не "билет в один конец", потому что в этот конец билетов уже давно не выдают. В этом случае говорят о выходке того, кто был загнан в угол. О том, кто желал замести следы или вернулся под влиянием сентиментальных соображений, наконец, о тех, которые были вынуты из богом забытых кишок вселенной, но не о тех простых, якобы, пассажирах, которые явились с билетом в вытянутой руке.